Азия        Европа        Разное        Африка        Океания        Северная Америка        Центральная Америка        Южная Америка        Новости экономики       






Фарерские острова



Коренные жители Суринама жили отдельными племенами в небольших поселениях, добывая пропитание охотой и примитивным земледелием, основу которого составляло выращивание корнеплодов, главным образом маниока. Прибрежные племена говорили на языках аравакской семьи, индейцы внутренних областей – на карибских языках. Побережье Суринама открыл Христофор Колумб в 1498 году во время третьей экспедиции в Новый Свет. Однако долгое время испанцы и португальцы не пытались колонизовать этот район. Только в конце 16 века англичане, французы и голландцы стали проявлять интерес к Гвиане, поскольку распространились слухи о том, что там находится сказочно богатая страна Эльдорадо. Золота европейцы так и не нашли, но основали торговые фактории вдоль побережья Атлантического океана.

Первое постоянное поселение было основано на реке Суринам голландскими купцами в 1551году. В конце 16 века Суринам был захвачен испанцами, в 1630 – англичанами, которые затем по мирному договору в Бреде (1667) уступили Суринам Голландии в обмен на Новый Амстердам (нынешний Нью-Йорк). Среди первых колонистов Суринама было немало голландских и итальянских евреев, бежавших от преследований инквизиции. В 1685 на реке Суринам в 55 км к юго-востоку от современного Парамарибо они основали колонию Йоденсаванне (букв. Еврейская Саванна). Вплоть до 1794 Суринам находился под управлением Голландской Вест-Индской компании и с тех пор оставался колонией Нидерландов (за исключением двух коротких периодов в 1799–1802 гг. и 1804–1814гг., когда был захвачен англичанами).

Основу экономики колонии составляло плантационное хозяйство. Для работы на плантациях завозились рабы из Африки. Наряду с основной культурой, сахарным тростником, на плантациях выращивали кофейное и шоколадное деревья, индиго, хлопчатник, зерновые культуры. Плантационное хозяйство расширялось вплоть до 1785 года. К этому времени на территории Суринама существовали 590 плантаций; из них на 452 возделывали сахарный тростник и другие товарные культуры, на остальных – культуры для внутреннего потребления. В самом конце 18 века в колонии начался упадок. К 1860 там оставалось только 87 плантаций сахарного тростника, а к 1940 – всего четыре.

В Суринаме, как и в других сахаропроизводящих колониях, использовавших труд рабов, происходило резкое расслоение общества. На высшей ступени социальной иерархии находился весьма малочисленный слой европейцев, преимущественно колониальных чиновников, крупных купцов и немногочисленных плантаторов. В составе европейского населения преобладали голландцы, но были также немцы, французы и англичане. Ниже этой элиты располагался слой свободных креолов, включавший потомков от браков европейцев с невольницами и рабов, которые получили или купили свободу. Самую низшую и самую многочисленную категорию общества составляли рабы. Среди них различали невольников, привезенных из Африки легально до 1804 года и нелегально вплоть до 1820, и невольников, родившихся в Суринаме.

Система рабовладения в Суринаме отличалась крайней жестокостью. Рабы не имели никаких прав. Колониальные законы были направлены на то, чтобы предоставить рабовладельцам неограниченную власть над невольниками и полностью изолировать последних от свободного населения. Поэтому рабы при каждом удобном случае бежали от своих хозяев в глубь страны и создавали поселения в лесах («лесные негры»).

С начала 19 века в Европе ширилась кампания за ликвидацию рабовладения. После того как англичане (1833), а затем французы (1848) отменили рабство в своих колониях, голландцы решили последовать их примеру. Однако возникло опасение, что освобожденные рабы не захотят трудиться на плантациях. Потому вслед за отменой рабства было принято решение, что невольники должны отработать на прежних плантациях 10 лет за минимальную плату. Декрет об отмене рабства был принят в 1863 году. После этого освобожденные рабы столкнулись с необходимостью кормить себя и свои семьи и хлынули в Парамарибо, где труд лучше оплачивался, и можно было получить образование. Там они пополнили средний креольский слой общества, став слугами, рабочими, торговцами, а их потомки – даже учителями начальных школ и мелкими чиновниками. В конце 19 века некоторые креолы подались во внутренние области страны, где занялись добычей золота и сбором каучука. В 1920-е годы креолы нашли работу на бокситовых рудниках, а также эмигрировали на остров Кюрасао (где работали на нефтеперегонных заводах), в Нидерланды и США.

В поисках рабочей силы для плантаций колониальные власти стали привлекать по контракту жителей стран Азии. В период 1853–1873 гг. в Суринам было привезено 2,5 тыс. китайцев, в 1873–1922 – 34 тыс. индийцев, в 1891–1939 – 33 тыс. индонезийцев. Потомки этих мигрантов теперь составляют большинство населения Суринама. Во время Второй мировой войны в Суринаме находилось много американских солдат, вместе с ними появились и капиталы для обслуживания военных баз США.

Долгое время Суринам управлялся губернатором, назначенным метрополией. При нем функционировали два совета, избранных местными выборщиками и утвержденных голландскими властями. В 1866 году эти советы были заменены парламентом, но губернатор сохранил за собой право налагать вето на любые решения этого органа. Первоначально для участия в выборах действовал строгий имущественный и образовательный ценз, но по мере его смягчения в парламент стали проникать плантаторы, а после 1900 года большинство в нем уже составляли представители высших и средних слоев креольского общества. Впрочем, электорат не превышал 2% населения до 1949, когда было введено всеобщее избирательное право.

В 1954 году Суринам получил автономию в составе Королевства Нидерландов. При этом метрополия по-прежнему назначала губернатора и контролировала оборону и внешнюю политику страны, а суринамцы избирали парламент и правительство.

После 1949 года в партиях, организованных по этническому принципу, большое влияние приобрели креолы. Они создали коалицию с индонезийцами, также выступавшими за независимость Суринама, победили на выборах 1973 года и сформировали правительство во главе с премьер-министром Хенком Арроном, лидером Национальной партии Суринама (НПС). Переговоры с Нидерландами увенчались успехом, и 25 ноября 1975 года была провозглашена независимость Суринама. Вслед за этим около 40 тысяч суринамцев азиатского происхождения эмигрировали в Нидерланды. Бывшая метрополия обязалась в течение 15 лет оказать финансовую помощь молодому государству в размере 1,5 млрд. долл. До получения независимости в Суринаме сложились еще две политические партии: индийская Прогрессивная партия реформ и Индонезийская партия национального единства и солидарности.

Аррон, переизбранный в 1977 году, был обвинен в коррупции и смещен со своего поста в 1980 году в результате военного переворота, осуществленного группой армейских офицеров во главе с подполковником Дези Баутерсе. К власти пришел Национальный военный совет, который к февралю 1982 года распустил парламент, отменил действие конституции и отправил в отставку последнего представителя гражданского правительства президента Хенк Чин А Сена. Последний вместе с тысячами суринамцев эмигрировал в Нидерланды, где в целях борьбы с диктаторским режимом сформировал Движение за освобождение Суринама. К политическому кризису добавился экономический, обусловленный падением мировых цен на бокситы. Экономические потери лишь отчасти возмещались денежными переводами эмигрантов на родину.

После того как военные подвергли пыткам и убили 15 известных граждан страны, Нидерланды прекратили финансовую помощь Суринаму. Под давлением внутренней и международной общественности Национальный военный совет в 1985 году санкционировал формирование нового парламента и снял запрет на политические партии. После этого Аррон вошел в Национальный военный совет, переименованный в Верховный совет.

В июле 1986 года при поддержке Движения за освобождение Суринама несколько сот легко вооруженных «лесных негров» подняли восстание на юге и востоке страны. Во главе с Ронни Брунсвейком, бывшим личным телохранителем Баутерсе, они сформировали Суринамскую освободительную армию, призванную восстановить в стране конституционный порядок. За несколько месяцев они дестабилизировали работу бокситовых рудников и нефтеперерабатывающих заводов. Баутерсе обвинил в пособничестве мятежникам среди прочих правительство Нидерландов и суринамских эмигрантов, что привело к разрыву дипломатических отношений между Суринамом и Нидерландами в начале 1987 года. Суринамская армия пыталась подавить восстание жестокими мерами, нередко нарушая права собственных граждан и иностранцев. Эта политика вызвала широкое недовольство, и население требовало проведения реформ. На референдуме в сентябре 1987 года за новую конституцию проголосовало 93% избирателей.

На парламентских выборах в ноябре 1987 года представители партии Баутерсе получили всего три депутатских места из 51-го, тогда как полиэтнический Фронт борьбы за демократию и развитие – 40 мест. В январе 1988 года президентом стал бизнесмен индийского происхождения Рамсевак Шанкар, вице-президентом и премьер-министром – Аррон. Баутерсе сохранил за собой некоторые властные полномочия как глава Военного совета, состоящего из пяти членов. Политика Шанкара была нацелена на улучшение отношений с Нидерландами и США. Нидерланды снова начали оказывать помощь Суринаму, пообещав выплатить 721 млн. долл. в течение 7–8 лет. Возобновилась добыча бокситов.

Однако в декабре 1990 года военные сместили гражданское правительство и распустили Национальную ассамблею. Под давлением мировой общественности военные были вынуждены в мае 1991года провести выборы с участием международных наблюдателей. На этих выборах 30 голосов в парламент набрала коалиция под названием Новый фронт за демократию, куда вошли три традиционные этнические партии, Фронт борьбы за демократию и развитие и Лейбористская партия Суринама. В сентябре на пост президента заступил кандидат от Национальной партии Суринама Рональд Р. Венетиан; вице-президентом и премьер-министром стал лидер индийской Прогрессивной партии реформ Юль Р. Айодия. Полковник Баутер се остался главнокомандующим армии.

В августе 1992 года Венетиан достиг мирных договоренностей с повстанцами Суринамской освободительной армии. В первой половине 1990-х годов Суринам вместе с некоторыми другими латиноамериканскими странами вступил на путь либеральных экономических реформ. Венетиану удалось обуздать инфляцию и наладить отношения с Нидерландами, которые увеличили финансовую помощь Суринаму и инвестиции в экономику. Однако оппозиция со стороны профсоюзов и распад коалиции Новый фронт привели к поражению Венетиана на выборах в мае 1996 года. Народная демократическая партия Дези Баутерсе получила в Национальной ассамблее больше мест, чем какая-либо другая партия (16 из 51). В коалиции с индийской и индонезийской партиями и с рядом мелких партий она утвердила на посту президента своего кандидата Вейденбосха. Вместе с тем коалиция оказалась довольно слабой, и новое правительство не смогло в 1997–1998 гг. ввести в действие свою законодательную программу. За спиной Вейденбосха стоял Баутерсе. При нем Суринам превратился в главную перевалочную базу наркотиков на пути из Бразилии, Венесуэлы и Колумбии в Нидерланды и США. Полицию возглавил ближайший соратник Баутерсе полковник Этьен Буренвеен, который в 1980-е годы был осужден в Майами и отсидел пять лет в тюрьме за торговлю кокаином. Другой сотрудник Баутерсе, Хенк Гудшалк, возглавил Центральный банк Суринама. В августе 1998 года по требованию голландского правительства Интерпол выдал ордер на арест Баутерсе по обвинению в наркобизнесе и финансовых махинациях.